Турецкий дебют

« Всякая перемена прокладывает путь другим переменам»
Н. Макиавелли

Появление в Малой Азии в XI веке нашей эры кочевых племен туркменов (тюрков) огузов, которых вытесняли из родных степей другие кочевники — монголы, положило начало распространению здесь Ислама и формированию нового государства, которое в течении почти шести веков было одним из самых могущественных в мире. Очень дальние предки нынешнего уважаемого Туркмен-баши из-за постоянных стычек с монголами бросали свои мирные занятия и постепенно из пастухов превращались в разбойников, а из разбойничьих шаек создавали отряды завоевателей. Они вторгались в соседнюю Персию, принадлежащую державе Аббасидов, чтобы повоевать, пограбить и если получится поселиться на прекрасных, плодородных равнинах.

Вождем одного из таких отрядов был Сельджук, которому пришлось срочно покинуть родные места из-за безобидного хобби — посещать гарем своего государя. В дальнейшем он искупил свою вину в войне с неверными и даже дожил до 107 лет. Благодаря величию его потомства это имя сделалось бессмертным. Так уже его внучку Тогрул-беку багдадский халиф, духовный глава мусульман, даровал титул султана, что делало его фактически светским правителем земель державы Аббасидов. Племянник же Тогрул-бека Алп-Арслан (Храбрый лев) на голову разбил в 1071 году византийские войска под началом императора Романа Диогена в битве при Манцикерте, недалеко от озера Ван, на востоке Малой Азии. Можно сказать, что в этот роковой день Византия безвозвратно утратила свои азиатские провинции. Тюркские авантюристы, отряды кочевников, мелкие князья и поселенцы устремились на новые места. Все они были готовы сражаться за веру Ислама до тех пор, пока их сабля не затупится, или пока они не получат достаточное количество богатства и жен, что на Востоке тоже считается большим достижением. Снисходительность султанов из дома Сельджуков легко возвышала из рабов до наследственных тронов и, по восточному выражению, из-под их ног поднимались, как пыль, тучи монархов. Управление новыми мусульманскими землями было поручено сельджукскому князю Сулейману, который основал в Малой Азии свою собственную державу. Столицей сельджукского Румского султаната стал город Конья (древний Иконий), расположенный на юге центральной Анатолии.

В приграничных районах, в горах Тавра и вдоль всей границы с Византией селились наиболее воинственные представители мусульман — гази (правоверные бойцы религиозных войн против «неверных»). Религиозные фанатики, не ценящие свою жизнь на этом свете ни в грош, гази пресекали все попытки сельджуков установить над ними контроль или обложить их данью. Главным оплотом гази стал Сивас в Восточной Анатолии; его дополняли также города Амасья, Кайсери, Анкара и Малатья. Только к середине XII века правнук Сулеймана Кылыч-Арслан II смог установить формальное покровительство над большинством владений гази в Анатолии.

В 1243 турков-сельджуков постигла печальная судьба – в битве у Кесе-дага монголы (которых мы привыкли называть татарами) разгромили сельджукского правителя Кейхюсрева II и превратили Сельджукскую монархию в своего вассала. Монголы тоже мечтали о мировом господстве, поэтому мало интересовались делами разбитых сельджуков и поддержкой их марионеточных правителей. Это привело Румский султанат к политическому хаосу — любой тюркский вождь мог, собрав несколько десятков негодяев, объявить себя независимым. В отсутствие консолидирующей силы, какой ранее выступали сельджуки, Малая Азия распалась на более чем десяток крошечных княжеств (бейликов).

Про Турцию без турок и с ними