Первопричины этих исторических событий, потрясших Стамбул весной 1909 года, конечно, возникли гораздо раньше. Могущественная держава, столетиями контролировавшая не только Ближний Восток, но и добрую треть Восточной Европы и одним своим существованием приводящая в трепет все европейские страны, к середине XIX века стала по остроумному замечанию Российского императора Николая I «больным человеком Европы». Действительно к этому времени Османская империя, хронически пребывающая в перманентном финансовом кризисе, фактически превратилась в полуколонию более развитых экономически западноевропейских государств. Постоянно вспыхивающие на окраинах огромной империи национально-освободительные восстания, а также несколько проигранных России войн стали причиной политической нестабильности в высших кругах власти.

Намик Кемаль

Намик Кемаль

Поэтому неудивительно, что в 1865 году в Стамбуле возникла националистическая организация османской интеллигенции — «Новые османы» (Yeni Osmanlılar), страстно желающая изменить такое, унизительное для своей страны, положение вещей. «Новые османы» преклонялись перед философскими идеями французских мыслителей XVIII века Монтескье и Руссо, верили в идеалы Французской революции и мечтали о создании сильной конституционной монархии. Считается, что именно один из основателей и идеологов «Новых османов», известный литератор Намик Кемаль, ввел в турецкий язык понятия «Ватан» (Vatan — Отечество) и «Хюрриет» (Hürriyet — Свобода). В 1876 году, находящийся под идейным влиянием «Новых османов», талантливый администратор и высокопоставленный придворный (великий визирь в 1872 г.) Ахмет Шефик Митхат-паша решил, что время великих перемен подошло. Этому в большой степени способствовало и то, что правящий султан Абдул-Азиз (1861-1876 гг.), ставший к тому времени послушной марионеткой в руках своей амбициозной матери Валиде Султан Пертевнияль, был, мягко говоря, непопулярен во всех слоях общества. К тому же у него всё больше и больше начинали проявляться признаки психического расстройства.

29 мая 1876 года Митхат-паша, военный министр Хусейн Авни-паша и начальник военной академии Сулейман-паша, блокировав с помощью верных воинских частей резиденцию султана — дворец Долмабахче, совершили государственный переворот, сместив султана Абдул-Азиза. Единственным человеком, пострадавшим при этом бескровном мероприятии стал Хусейн Авни-паша. Разъяренная Валиде Султан Пертевнияль исцарапала военному министру физиономию и точным пинком ниже пояса отправила его в нокаут. Сам Абдул-Азиз отнёсся к произошедшему с ним стоически, лишь пробормотав «кысмет» (kısmet – судьба), после того как шейх-уль-ислам Хайрулла-эфенди зачитал фетву, волей Аллаха санкционирующую его смещение. Новым султаном Мурадом V (1876 г.) стал и не помышлявший о троне родной племянник Абдул-Азиза и старший сын покойного султана Абдул-Междида I. В молодости Мурад посещал собрания либеральных интеллектуалов из движения «Новые османы», общался с Намик Кемалем и казался заговорщикам самой подходящей кандидатурой на пост конституционного монарха. Но к 1876 году дружба с крепкими алкогольными напитками довела тридцатишестилетнего Мурада до полной деградации. Неожиданно попавший по воле заговорщиков на трон, этот человек с угнетённой алкоголем психикой повел себя крайне неадекватно и непредсказуемо. Очень быстро окружающим стало ясно, что Мурад V совсем не годится на роль государственного деятеля.

Митхат-паша

Митхат-паша

В поисках выхода из создавшейся ситуации Митхат-паша встретился с принцем Абдул-Гамидом, младшим братом Мурада V, и выяснил, что тот с радостью введет в действие конституцию, если конечно станет султаном. Дело было за малым, и 30 августа 1876 года шейх-уль-ислам выпустил очередную фетву, в которой объявлялось о неспособности Мурада V, из-за затмения ума, править страной. Таким образом, султан Абдул-Гамид II (1876-1909 гг.) в 34 года стал третьим султаном за один 1876 год. Поначалу всё складывалось прекрасно — новый султан, сделавший своей постоянной резиденцией дворец Йылдыз, назначил великим визирем Митхат-пашу и утвердил разработанную им вместе с Намик Кемалем конституцию (Kanûn-ı Esâsî), торжественно обнародованную 23 декабря 1876 года. По ней страна провозглашалась конституционной монархией, а все подданные империи объявлялись «османами» и считались равными перед законом. Однако, как только Абдул-Гамид II почувствовал в своих руках реальную власть, то сразу понял, что все эти либеральные выдумки с конституцией ему чужды. Уже в начале 1877 года он сместил Митхат-пашу с поста великого визиря и выслал его из Стамбула, а в феврале 1878 года распустил избранный согласно принятой конституции двухпалатный парламент (Meclis-i Mebusan) и установил режим, который его подданные, не мудрствуя лукаво, называли «зулюм» (zulüm – угнетение). Крёстный «отец конституции» Митхат-паша успел после ссылки побыть ещё губернатором Сирии (1878-1880 гг.), но в 1881 году его, по надуманному обвинению в убийстве султана Абдул-Азиза, приговорили к смертной казни. Правда, милостивый Абдул-Гамид II заменил казнь пожизненной ссылкой в тюрьме на Аравийском полуострове (г. Таиф), где в 1884 году Митхат-пашу «нечаянно» задушили тюремщики.

Однако первые ростки демократии появившиеся в одряхлевшей империи султану Абдул-Гамиду II до конца искоренить уже не удалось. В 1889 году в стенах Стамбульского военно-медицинского училища зародилось политическое движение «младотурок» (Jöntürkler), из которого впоследствии выделилось общество, а затем и партия «Иттихат ве Теракки» (İttihat ve Terakki – Единение и Прогресс). Главной целью движения «младотурок», стремящихся покончить с «зулюмом» и добиться политической и экономической независимости страны, стала борьба за восстановление конституции 1876 года, длившаяся почти двадцать лет. Своей кульминации она достигла в июле 1908 года, когда в европейском вилайете Османской империи Салоника (совр. округ Центральная Македония в Греции) началось вооруженное восстание против режима Абдул-Гамида II.

Исмаил Энвер-бей

Исмаил Энвер-бей

Мятеж возглавили два молодых майора Ахмед Ниязи-бей и Исмаил Энвер-бей (будущий Энвер-паша), члены радикального крыла движения «младотурок», собравшие свои отряды повстанцев из нескольких сотен солдат и добровольцев. Огромные денежные суммы, обещанные султаном за головы Ниязи-бея и Энвер-бея, только прибавили популярности бунтовщикам, к которым примыкало всё больше и больше последователей. Хотя первым взялся за оружие Ниязи-бей, но на главный план быстро выдвинулся честолюбивый двадцатисемилетний Энвер-бей, провозгласивший начало «младотурецкой» революции против деспотического правления султана Абдул-Гамида II. А после того, как командование двух армейских корпусов, расквартированных в том же вилайете Салоника, объявило о своём намерении поддержать требования мятежников о возобновлении действия конституции и двинуть войска на Стамбул, Абдул-Гамид II уступил – он согласился созвать распущенный в 1877 году парламент и поклялся соблюдать конституцию. Султан также вынужден был издать указы о проведении парламентских выборов, о неприкосновенности жилища, о ликвидации тайной полиции и об отмене цензуры, а 15 ноября 1908 года в Стамбуле собрался, после тридцатилетнего перерыва, парламент, в котором 60 мест из 275 заняли депутаты от «Иттихат ве Теракки».

Однако Абдул-Гамид II не потерял надежды на реванш. Главную роль в своих планах он отводил султанской гвардии, которую в отличие от других воинских частей не привели к присяге на верность восстановленной конституции. Утром 13 апреля 1909 года (по действующему тогда в империи календарю (Rumi takvim), упразднённому в 1926 году, это соответствовало 31 марта 1325 г.) верные султану части столичного гарнизона вместе с фанатично настроенными студентами городских медресе собрались на площади перед Айя-Софией. Нити мятежа тянулись во дворец Йылдыз, а поводом для беспорядков стало убийство на Галатском мосту редактора оппозиционной «младотуркам» газеты. Мятежники, разгромили помещение центрального комитета общества «Иттихат ве Теракки», разогнали членов парламента, потребовали полного восстановления власти султана и смещения лидеров «младотурок» с занятых ими постов.

Мустафа Кемаль

Мустафа Кемаль

В ответ на события в Стамбуле наиболее активные члены центрального комитета «Иттихат ве Теракки» Энвер-бей и Мехмед Талаат-паша, приняли решение подавить контрреволюцию силой. Их поддержал генерал Махмуд Шевкет-паша, командующий 3-ей армией, расквартированной в Салониках. Уже 22 апреля 1909 года сформированная ими «Харекет Ордусу» (Hareket Ordusu — «Армия Действия»), основу которой составили армейские корпуса из Салоник и Адрианополя, под командованием Махмуда Шевкет-паши подошла к предместьям Стамбула. Кстати, в её рядах находился и малоизвестный капитан Мустафа Кемаль, ровесник и сослуживец несравненно более популярного тогда Энвер-бея. Сражение за столицу началось утром 24 апреля, а к вечеру уже были заняты казармы Ташкышла с их арсеналами и окружен дворец Йылдыз. Султан Абдул-Гамид II вместе с перепуганной охраной, гаремом и прислугой был взят под домашний арест отрядом головорезов из македонской пехоты во главе с Энвер-беем, щеголяющим изорванной формой, четырёхдневной щетиной и легким пулевым ранением в щеку. К 26 апреля Стамбул полностью оказался в руках «Армии Действия», потерявшей в уличных боях 74 человека. Захваченных мятежников в назидание всем реакционерам без суда и следствия вешали на ближайших уличных фонарях или деревьях.

«Армия Действия»

«Армия Действия»

27 апреля 1909 года на заседании Национального собрания шейх-уль-ислам огласил фетву о низложении султана Абдул-Гамида II и лишении его сана халифа. Новым султаном стал бесхарактерный Мехмед V Решад (1909-1918 гг.), младший брат Абдул-Гамида II, более 30 лет, проживший в тиши гарема, вдали от политических бурь. Революция «младотурок» завершилась убедительной победой, и Стамбул стал ареной восторженных манифестаций, проходивших под лозунгами — «Свобода — Равенство — Справедливость!». В это время и возникла идея — увековечить память всех погибших за свободу прекрасным Монументом СвободыАбидэ-и Хюрриет, воздвигнутом на высоком городском холме. Правда, в ликующих толпах, заполнявших улицы города в те чудесные весенние дни, никто не догадывался о страшных потрясениях, которые в самом ближайшем будущем поджидали Османскую империю и в конечном итоге привели её к бесславной гибели…

Comments on this entry are closed.