Дела давно минувших дней

«История не повторяется — это историки повторяют друг друга»
Закон Мерфи

Всю историю Турции можно (конечно в какой-то мере условно) разделить на две части – историю именно турецких государств (Империя сельджуков, Османская империя и Республика Турция) и историю народов населявших Малую Азию до XI века. Ведь история собственно Турции насчитывает примерно всего одно тысячелетие и берет свое начало с XI века, когда в Малую Азию начали проникать тюркские племена. Однако задолго до этого, в течение нескольких тысячелетий, территория Турции была одним из очагов развития цивилизации и местом постоянных контактов Востока и Запада. Как утверждает историческая наука, древнейшие жители появились на земле современной Турции около миллиона лет назад. Древнейшие поселения первых земледельцев Анатолии, найденные в Турции, относят аж к 7000 – 6500 годам до нашей эры, т.е. к эпохе неолита. С тех давних времен здесь сменилось множество народов создававших свои государства, которые крепли, расцветали, а затем уходили в небытие. В более близкие к нам времена примерно с XVII века до н.э. до XII века до н.э. на территории Малой Азии активно развивались и, конечно, воевали между собой большое государство хеттов и хурритская держава Митанни, земли которой располагались в районе озера Ван. Однако постоянные войны с Египтом и Ассирией не довели их до добра и в начале XII века до н.э. хеттское государство пало, а Малую Азию начали осваивать фракийские племена, пришедшие с Балкан и средиземноморские племена, которые в исторической науке называются «народы моря». Обиженные остатки хеттов основали новое государство на землях расположенных около границы между современными Турцией и Сирией.

К IX веку до н.э. восточное побережье страны заселили ионийцы – одна из греческих племенных групп. Приблизительно в то же время на смену Митанни пришло государство Урарту, имевшее весьма непростые отношения со своим могущественным соседом Ассирией. А в VIII веке до н.э. было основано великое фригийское царство со столицей в Гордионе. Это государство быстро достигло могущества и уже к концу VIII века занимало большую часть Малой Азии. Фригийцы, родственники фракийцев, населяющих нынешнюю европейскую часть Турции, были дальними предками армян.

midas dionis

Фригийцы известны не только высоким уровнем своей культуры, оказавшей сильное влияние на греческие религиозные культы и музыку, но и целым рядом легенд обогативших мировую цивилизацию. По одной из них, царь Фригии по имени Мидас, будучи вполне материально обеспеченным человеком, испытывал непреодолимое желание стать еще богаче. Ну что поделаешь, вполне понятная человеческая слабость, даже для царя. Для разрешения этого казуса, он не придумал ничего более оригинального как взять заложника и затребовать за него соответствующий желаниям выкуп. На роль заложника была назначена персона с лошадиными ушами, хвостом и копытами по имени Силен. Этот красавчик обычно достойно проводил свое рабочее время, веселясь на всю катушку в компании нимф и вакханок вместе со своим старым закадычным дружком, собутыльником и непосредственным начальником, богом виноделия Дионисом. Но именно любовь к выпивке на халяву, его и сгубила, воспользовавшись этой слабостью Мидас осуществил первую половину своего коварного плана. Дионису, оставшемуся без соратника пришлось не сладко. И выпить, как следует не с кем, ну а по нимфочкам сходить, так вообще в одиночку и не тянет. Пришлось идти на выполнение требований террориста-жадюки Мидаса. Дионис выполнил желание царя: все, к чему он теперь прикасался, превращалось в золото. Мидас заликовал. Но, как говорит народная мудрость, не долго музыка играла… Очень скоро он понял, что ни выпить ни закусить ему уже не удастся, так как закуска и натурально выпивка тут же как он к ним прикоснется превращаются в золото. А без еды и питья долго еще никто не протянул. Тут уж не до шуточек с пополнением своего текущего счета. Хитрый Дионис оказался тоже не лохом. Пришлось срочно избавляться от шикарного подарка путем купания в источнике Пактол, расположенном в Лидии. Кстати, с тех пор этот источник стал золотоносным.

Ну а с Мидасом происходили штуки еще и похлеще. Как-то он не угодил миляге Аполлону, который, работая богом солнечного света, имел хобби помузицировать. Чудак Мидас, по простоте душевной, мягко говоря, не очень почтительно отозвался о его музыкальных способностях. Естественно Аполлон тут же приделал ему ослиные уши, для бога ведь это пара пустяков. А бедолага Мидас как никак, а все-таки царь. Неудобно с народом общаться при таких ушах. И вообще… Пришлось срочно создавать понятие государственной тайны и придумывать форму подписки, о ее неразглашении. Мидас был вынужден постоянно носить шапку особого фасона (фригийский колпак), а всем имеющим возможность увидеть его в натуральном обличии дали понять, что в случае утечки информации самых плохих неприятностей им никак не избежать. Но, увы, слаб человек, особенно носитель госсекретов. Личный парикмахер Мидаса, раздираемый невозможностью поделиться с кем-нибудь столь пикантной информацией, не придумал ничего лучше как вырыть ямку в земле и прошептать туда все, отведя душу. Кажется все шито-крыто. Увы, на этом месте скоро вырос тростник, который предательски прошелестел всему свету: «У царя Мидаса ослиные уши!». Мы можем только гадать, что стало с болтливым брадобреем, но модель головного убора введенного господином Мидасом получила вторую жизнь уже во время Великой Французской революции. Фригийский колпак (с добавленной кисточкой) стал почему-то для якобинцев и французских каторжников символом свободы.

map-lidiya

К концу VII века до н.э. Фригийское царство потерпело поражение в войне с неукротимыми кочевниками-киммерийцами, пришедшими с севера, со стороны Кавказа, и распалось, что значительно усилило позиции их соседей и соперников лидийцев – племен живших на западе Малой Азии в долинах рек Герм и Меандр. Успешно отбившись от киммерийцев они основали государство Лидия со столицей в городе Сарды. Правящей династией в Лидии были цари из рода Мермнадов. Лидия стала богатейшей страной, во-первых, благодаря торговле, так как через нее проходили важнейшие торговые пути, а, во-вторых, благодаря наличию в стране месторождений золота. Ведь именно здесь был расположен источник Паткол в котором плескался бедолага Мидас. Лидия заслуживает нашей памяти хотя бы уже потому, что именно здесь, впервые в истории человечества начали чеканить монеты и выдавать ими зарплату. Вот с тех пор то и пошли все наши беды… Особо поучительной в этом смысле (в смысле накопления богатств) является история, которая произошла с последним царем Лидии Крезом.

Крез был так несметно богат и щедр что, считал себя счастливейшим человеком на свете, у которого все есть и которому уже ничего не надо. Одним словом, думал, что жизнь удалась. Ну, вроде, как наши родные отечественные олигархи. Но вот пришли воинственные злые персы во главе с Великим и справедливым Киром II, все порушили и разграбили, а самого Креза арестовали и посадили в их персидскую «Матросскую тишину». И только тогда осознал он свою ошибку и понял, что не стоит считать себя самым счастливым из людей, до тех пор, пока жизнь не подошла к концу.

Обратимся теперь к греческим колониям на восточном побережье Малой Азии, основанным ионийцами в незапамятные времена. Известнейшая гомеровская Троя была всего лишь одним из 46 самостоятельных городов, история которых восходит приблизительно к 3000 году до н.э. Да и вообще-то, по правде говоря, вся греческая цивилизация зарождалась отнюдь не в самой древней Греции, а в ионийских греческих колониях на анатолийском побережье. Греки-ионийцы к этому времени (примерно в VII – VI вв до н.э.) объединились в военно-политический союз 12 городов, в состав которого входили такие известные и знаменитые города как Хиос, Эфес, Самос и Милет. Благодаря своему выгодному географическому расположению на торговых путях древности они достигли очень высокого уровня экономического, политического и как следствие культурного расцвета. Эти города стали основными проводниками в распространении культурного влияния Востока на Грецию. К середине VI века ионийцы все-таки попали под контроль царей Лидии, однако смогли сохранить определенную автономию от центральной власти. Но это продолжалось не очень долго.

Как мы уже говорили в 547 году до н.э. персидский царь Кир II разгромил лидийского владыку Креза и Малая Азия вошла в состав персидского царства на правах сатрапии. К чести ионийцев надо отметить, что они не смирились с таким положением дел и в 500 году до н.э. подняли восстание против персидского владычества. Конечно, мятеж был успешно подавлен («мятеж не может кончиться удачей, тогда бы назывался он иначе»), но он привел к тому, что резко обострились отношения между персами и Афинами. А все это, в конце концов, закончилось знаменитыми греко-персидскими войнами, которые продолжались не много, не мало, а почти 50 лет. В результате этих войн ионийские города получили определенную степень независимости от персов (448 г. до н.э.), а побережье Эгейского моря в Малой Азии было практически закрыто для персидско-финикийского флота. Но все равно Малая Азия практически полностью входила в сферу военных, политических и экономических интересов персидского царства до 334 года до н.э.

Именно в этом году против него выступил, переправившийся через Геллеспонт, великий и ужасный Александр Филиппович Македонский. Разгромив персов, он направился смывать пыль со своих сапог в Индийском океане, то есть попросту ввязался в бесперспективную борьбу за мировое господство, в которой и сложил свою буйную головушку. После смерти Александра Македонского, созданное им государство, как это и принято для великих империй очень быстро распалось, разделившись, вроде коммунальной квартиры между его лихими полководцами-диадохами. Непосредственно в Малой Азии столкнулись интересы двух из них — Лисимаха и Селевка. Удачно воспользовавшись их противоречиями, начальник гарнизона Пергама хитрый грек Филитер, во-первых, провозгласил себя царем, во-вторых, основал династию Атталидов, а самое главное — ухитрился добиться государственной независимости своего Пергамского царства в начале III века до н.э. Пергам вошел в мировую историю как родина пергамента, который шел на нужды библиотек, а также самого знаменитого эскулапа древности Галена. Остальная часть Малой Азии, разделившись на несколько небольших государств, самыми крупными из которых были Вифиния, Понт и Армения, вошла в состав государства Селевкидов, созданное диадохом Селевком.

В I веке до н.э. началась эпоха активного вмешательства в дела государств Малой Азии усилившейся и обнаглевшей от своего величия Римской империи. Понятное дело, чем это все закончилось. Вскоре Рим стал господствовать над всеми землями этого региона, разделив их на 8 провинций (Азия, Вифиния, Понт, Ликия, Памфилия, Киликия, Каппадокия и Галатия) во главе с наместниками. Независимость сохранила только Армения, превратившаяся в буфер между Римом и Парфянским царством. В течение следующих четырех веков как европейская, так и азиатская части современной Турции входили в состав Римской империи. Жили они, надо сказать, неплохо, например, в провинции Азия насчитывалось 500 городов – больше чем в любой провинции во всей империи. Оставшиеся семь провинций старались не отставать. Основной проблемой было соперничество между городами – какому городу назвать себя «первым городом». Дошло до того, что римское правительство решило допустить несколько «первых городов». После раскола Римской империи на Восточную и Западную в конце IV века н.э. территория Малой Азии вошла в состав Восточной Римской, или по-другому Византийской империи. Славная летопись этой империи вобрала в себя всю мощь сконцентрированной в человеческой истории низости и грязи, величия и блеска, торжества разума и веры в справедливость, беспримерного падения нравов и распутства. Успешно загнивающая империя просуществовала еще целое тысячелетие, неоднократно подвергаясь многочисленным нападениям персов, арабов, славян и других народов.

Про Турцию без турок и с ними